Дело было летом, накануне одного из наших выездных кэмпов в Крыму на Меганоме.

Звонок по телефону раздался довольно рано утром.

— Добрый день, Олег?

— Да, слушаю вас.

— Меня зовут Рустем*. Я из Симферополя. Меня заинтересовал ваш шаманский тренинг на Меганоме, «Поход за Силой», хотим приехать с другом. Можно задать несколько вопросов?

— Задавайте.

— Там далеко от Судака? Долго ли идти пешком?

 

Рассказываю, как обычно, что до тропы мы добираемся на такси, а дальше под рюкзаками примерно 1-1,5 часа ходьбы, огибаем мыс и мы на месте.

— А что с едой? А что с водой? А что с туалетом?

Объясняю, что на этот выезд все своё каждый несёт с собой, по своему усмотрению. То есть, палатку, спальник, посуду, еду и так далее. С водой там проблем нет, так как есть родник в 20 минутах ходьбы от лагеря (дело было до 2014 г, тогда родник на Меганоме ещё был). Ну а туалет, почти, как в Индии (то есть, везде где, так сказать, «прилично» и вообще возможно).

Собеседник на том конце, похоже, погрустнел.

— 1,5 часа идти? Да..Дело в том, что у нас много вещей.. А обязательно идти? А если мы поплывём на катере? — вдруг вдохновился он.

В те далёкие времена мы считали, что если уж «Поход за Силой», то это именно поход, поэтому предпочитали с группами все же ходить. Однако, разные случаи бывают, посему я ответил, что если они сами всё себе организуют, в том числе найдут место, где высадиться (а на Меганоме это не так уж просто), то пусть приезжают.

Этот человек поблагодарил меня, сказал, что обязательно приедет и повесил трубку.

Время шло ближе к выезду. За эти две недели Рустем звонил мне ещё раз шесть или семь.

Каждый звонок уточняя всякие детали: «А где точно будет лагерь?», «Насколько жарко днём?», «Сколько еды брать?», «Чистая ли вода в море?» и подобные другие.

Я понимал, что, человек, скорее всего, едет на такое мероприятие в первый раз и спокойно отвечал на все вопросы.

За несколько дней до тренинга он позвонил и сказал, что они приедут на один день раньше и найдут нас потом на Меганоме.

Примерно, в это же самое время на тренинг записалась девушка — Нина*, которая приходила раньше на наши семинары и спросила о возможности приехать вместе с маленьким ребёнком.

Я сказал ей, что там там вообще не простой переход, да и в любом случае, с маленькими детьми нельзя, так как они будут отвлекать внимание всей группы. Она же ответила, что это не проблема, так как она все продумала — она возьмёт с собой няню и наймёт катер от Судака, чтобы доставить их всех с вещами на Меганом. Поиск места высадки она также возьмёт на себя. Я ответил: «ну ладно», понимая уже, что этот выезд будет особенным.

Мы также решили отправить на катере вместе с ней нашу дочь с ее подругой, им обеим тогда было по 8 лет. С хозяином катера мы договорились, что высадит их как можно ближе к центру Меганома. Он уверил, что знает там все пляжи, так как «ходит тут уже 20 лет» и высадит их в лучшем месте. Предполагаемое место высадки было примерно в 200-300 метрах от места лагеря.

Следует сказать, что путь на Меганом действительно не прост. При том, что это не единственное место где мы ходили с нагрузкой. За плечами был и Кавказ, и Гималаи и это были намного-намного более длинные переходы, причём на высоте свыше 3000 м. Однако, Меганом с его полуторачасовым переходом (если при полной загрузке) может вымотать тебя весьма основательно, особенно, если в первый раз. Может из-за палящего Солнца, или из-за предшествующей дороги (самолет/поезд/автобус), а может действительно потому, что это особенное место Силы, чтобы это не значило.

Один из «веселых» участков тропы на Меганом.

Итак, мы прибыли в назначенный день с основной группой к началу тропы и пошли.

По дороге мне позвонил Рустем, сказал, что они с другом уже на Меганоме, но пока не могут понять где. Я предложил дождаться пока мы придём к месту лагеря и тогда уже найти друг друга.

Когда мы уже приближались к месту стоянки, позвонила Нина, которая плыла на катере с ребёнком, с няней и с нашей дочерью и сказала, что их высадили со всеми вещами в Граверной бухте и, что это единственное место, где можно высадиться на Меганоме. Так ей сказал хозяин катера.

А Гравёрная бухта находится… примерно на полпути и, к тому же, намного ниже тропы, по которой мы шли… Я сказал об этом Нине, и чтобы она не беспокоилась, так как мы через полчаса за ними придём.

Тихо выматерившись Глубоко вздохнув, мы с несколькими мужчинами, сбросили свои рюкзаки и пошли выручать девушку, няню и детей с вещами.

У меня было подозрение, что Рустема с его другом и их грузом, также высадили там..И мне это не нравилось.

Когда пришли в бухту, мы увидели некоторое количество вещей, девушку и нашу дочь с её подругой.

— А где же няня с ребёнком? — спросил я.

— Я решила, что эта поездка не для малыша. Но я хочу быть здесь, мне это надо. Поэтому отправила няню с ребёнком обратно в Судак, они будут там жить, пока я буду здесь. — ответила девушка. Похоже, она была счастлива.

— Очень верное и мудрое решение! — торжественно заявил я и выдохнул с облегчением.

Граверная бухта. Вид с тропы.

 

Рустема и его друга в Граверной бухте не было. Что ж, это тоже хорошо.

Однако, вещей все же было не мало и пришлось помогать несколько раз бегая верх и вниз.

Я уже не стал задавать вопрос «к чему на неделю столько вещей?», я был рад, что няни с ребёнком не будет и что наших других двух участников не занесло в эту же бухту. К тому же, со мной было несколько наших ребят — настоящих добрых молодцев телом и духом.

Мы вернулись к месту лагеря. Вскоре позвонил Рустем, к счастью их катер довёз их куда ближе.

Я кое-как сориентировал его относительно координат нашего лагеря и мы занялись обустройством кэмпа.

Вечером, перед сбором группы, ко мне подошёл внушительных размеров мужчина средних лет, с явным лишним весом. При росте едва выше моего, в нем было килограмм 130 если не больше. У него была одышка, было видно, что ему нелегко, каждый шаг давался с трудом. Это и оказался тот самый Рустем.

Он сказал, что их катер причалил в том месте, которое было ближе всего от лагеря. Сказал, что они три часа носили вещи, и в конце концов перенесли. И ещё, сказал, что место очень красивое, но что я должен был предупредить его, что здесь будет каменистая тропа, он бы тогда не поехал. Я выразил искреннее сожаление, что ему было трудно даже на таком маленьком отрезке тропы (200-300 метров).

Действительно, я предполагал, что люди хотя бы фотографии смотрят, которых было несколько в описаниях тренинга и самого места. Причём, фото демонстрировали самые «приятные» участки пути. Также в описании было указано, что для «Похода за Силой» «требуется средний уровень физической подготовки», а не «никакой».

Всего этого я ему не сказал, потому что действительно искренне сочувствовал. Особенно, после того, как прошёл к его платке, чтобы познакомится с его другом — другим участником тренинга… Нет, его друг был в хорошей физической форме, однако, то количество утвари, что они привезли с собой….В этот момент, я понял, что Нина, которая изначально собиралась с няней и с ребёнком, приехала почти без ничего, по сравнению с ЭТИМ.

Там был огромный газовый балон (как у наших родителей на даче), чуть ли не полноценная газовая плита и биотуалет, раскладушка и много ещё чего.

— Хорошо, что мы все таки добрались и вас нашли. — сказал Рустем с улыбкой. Улыбка у него была хорошая и вообще приятный человек.

Уже на первой встрече мы запускаем тему с именами, оставляя за кадром наши обычные, повседневные имена, поскольку эта практика должна начаться как можно раньше.

Практика использования необычных имён во время тренинга — давняя традиция не только нашего направления, а и очень многих других. Если коротко, то такая практика помогает человеку разотождествиться с привычным образом самого себя, увидеть себя и мир под другим углом; вообще увидеть картину жизни более широкой, чем обычно и обнаружить свои потенциальные ресурсы и возможности

Когда очередь объявлять своё тренинговое имя дошла до нашего героя, он практически сразу сказал «Ганеша». И это было очень резонасно с ним. Он действительно был похож на Ганешу… С этого момента он был для всех только Ганешей и ни кем другим.

Прошёл один день. Начался второй. Все как всегда — мы делали практики, в перерывах купались в море, гуляли и отдыхали. Ганеша ходил на все занятия, вставал в 5 утра и поднимался со всеми на большую поляну, на которой мы проводили утренние занятия и медитации. Ходил прихрамывая. Чувствовалось, что ему физически тяжело.

В конце третьего дня он снова подошёл ко мне.

— Я прошу прощения, но мне действительно физически тяжело, я все понимаю, но такой формат не для меня. Мне для начала, надо заняться своим здоровьем. Мне нравится тренинг, просто физические условия для меня критические. — сказал он.

Я понимающе кивнул, но ничего не ответил.

— Мы заказали катер на завтра на утро, могу я попросить вас, чтобы ребята помогли погрузить вещи? Катер подойдет прямо сюда, я договорился. — добавил он.

Я сказал ему, что мы, конечно им поможем и всё же жаль, что они уезжают.

Катер прибыл на следующий день около 10 утра. Однако, он не мог подойти достаточно близко к берегу из-за поднявшегося волнения на море. На Меганоме всего лишь два места со относительно ровными пляжами, но и на них не легко зайти маленькому катеру, даже при небольшой волне. Что уж говорить про наше место, что сплошь из огромных острых камней.

Итак, было решено переправлять их вещи на огромной надувной кровати. В несколько заходов. Ваш покорный слуга тоже поучаствовал в этом захватывающем действе. Одели ласты. Нагрузили кровать. Потихоньку вывели её от берега и повели в направление катера.

Все было хорошо, как, вдруг бах! Удар волной о выступавший камень под водой. Проверили. Вроде ничего не упало «за борт». И как только собрались тащить этот импровизированный плот дальше, увидели, что он как-то становится меньше и мягче… Пробило таки.

— Тащим к берегу пока все это не утонуло на хрен! -закричал, кто-то из наших.

Катер уплыл ни с чем.

 

Ганеша был очень расстроен. Он пытался вызвать другой катер, побольше, но все бессмысленно — волнение постепенно превращалось в настоящий шторм. А в шторм никто идти за ним не собирался.

Кажется, Ганеша начал психовать. Они что-то горячо обсуждали со своим другом. Насколько я слышал по обрывкам фраз, друг убеждал его остаться. Ганеша же, оставаться не хотел.

В какой-то момент я услышал как он с отчаянием выкрикнул фразу: «Я должен уйти отсюда!»

Он понимал, что пешком ему не уйти, а катер до конца шторма не придёт. А когда шторм закончится — неизвестно.

А тем временем, трех-четырех метровые валуны дрожали и издавали устрашающе-низкие гогочущие звуки при каждом ударе огромных волн…

Так прошёл день. А на следующий день утром я увидел Ганешу, обутого в кроссовки, одетого в легкие штаны цвета хаки, с банданой на голове, с посохом в руке и в темных очках. За спиной у него был маленький рюкзачок.

 

— Он одержим идеей уйти отсюда. Хочет пойти через маяк и заказать там такси. — сказал мне тихо его друг. — Я его отговаривал, но он ни в какую.

— Но там, более сложный путь, чем тот, которым пришли мы. Как он пройдет там? — спросил я.

— Я тоже сомневаюсь, что он пройдет. Но я пойду с ним, чтобы проводить. На всякий случай. Если он и дойдет, я в любом случае вернусь. К тому же тут, еще вещи…, да и сыну здесь тоже нравится. — улыбнулся он.

Забыл сказать, что с нами также был еще один ребенок — 8-летний мальчик, сын друга Ганеши. Он прекрасно вписался в нашу детскую компанию, у которой, похоже был свой тренинг, параллельный нашему.

 

Ганеша дошёл. И уехал на такси.

Через несколько дней, когда закончился шторм, он триумфально вернулся. Сияющий, он победоносно стоял на носу огромного спасательного катера (я на таком подводным плаванием занимался в юности), который таки сумел причалить практически к нашему месту. Был полный штиль.

 

Тогда я не очень понимал суть происходящего. Тогда мне казалось, что он просто «спрыгнул».

Мы лишь беззлобно шутили по поводу того, что у наших вещей могут быть свои собственные планы и о том, как они порабощают нас…

Сейчас, оглядываясь назад, я осознаю, что он таки прошёл этот тренинг полностью.

 

Зная этот путь через маяк, я прекрасно понимаю, что этот переход мог закончиться для Ганеши очень плохо, учитывая его тогдашнее физическое состояние.

Его тренинг был в том, чтобы бросить вызов самому себе, своим слабостям и ограничениям, а затем принять этот вызов и победить.

И он сделал это! Понимал он это тогда или нет.

 

У каждого свой «Поход за Силой» и свой поход Ганеша осуществил.

 

 

*Все настоящие имена участников процесса изменены.

© Олег Российский.

comments powered by HyperComments